Гостем газеты в этот раз стал советский и российский врач-невролог, лауреат Премии Правительства РФ в области науки и техники, награжден орденом Дружбы Народов, автор более 250 печатных работ в российских и зарубежных изданиях, а также нескольких монографий, посвященных различным вопросам неврологии, заведующего кафедрой неврологии ФГБУ «УНМЦ» УД Президента РФ, главный специалист по неврологии ГМУ УД Президента РФ д.м.н., профессор Шмырев Владимир Иванович.

Н.В.Л.: Уважаемый Владимир Иванович! Огромное спасибо, что нашли время и согласились дать интервью. Не могли бы вы рассказать, почему вы выбрали профессию врача?

Ш.В.И.: Вообще врачом я стал случайно. Я был первым врачом в моей семье. Отца расстреляли фашисты в 1942 году, и меня воспитывал дед. Школу я закончил с золотой медалью и, в принципе, мог пойти в любой ВУЗ. Посматривал в сторону технического и сельскохозяйственного. Пришёл к деду посоветоваться, а дед внезапно сказал: поступай в медицинский. Медицинского института в моих планах вообще не было. Но ослушаться я не посмел. И когда на втором курсе попал в анатомичку, то решил, что пора завязывать с экспериментом. Договорились с другом идти в Политехнический. Но все же надо было поставить деда в известность. Дед внимательно выслушал меня, и тихо сказал: «Ты все-таки продолжай». И я пошёл в анатомичку. И остался в медицине. Не знаю, какой вышел бы из меня специалист по транспорту, но вот врач получился такой.

Н.В.Л.: Скажите пожалуйста, а почему из всех медицинских направлений Вы выбрали неврологию, которой служите уже более 50 лет?

Ш.В.И.: Выбор специальности был спонтанным. Мне нравились области офтальмологии и отоларингологии, так называемая «малоинвазивная хирургия». Но мой первый научный руководитель профессор Холоденко, первый в стране специалист по венозной патологии мозга, позвал меня в кружок по неврологии. Я сходил раз, другой, третий, и все — неврология меня захватила. Иногда я говорю своим ординаторам, особенно девчонкам: ну зачем вы пришли в эту область, идите в акушерство и гинекологию, там весело, а здесь постоянное напряжение, надо сидеть и думать, думать. Если ты пришел в неврологию – ей надо всецело служить. Неврологический пациент – он особенный. Он очень чуткий, чувствительный, он за тобой наблюдает, следит очень внимательно. И если ты витаешь где-то в другом месте, думаешь о делах семейных – все, ты его потерял. Он тебе не верит, и «комплаентность», приверженность лечению падает. Неврологическому пациенту ты нужен весь, со всем своим мозгом, опытом, эмоциями. Иначе в этой профессии профессионалом не стать.

Н.В.Л.: Владимир Иванович, Вы много лет работали вместе с Евгением Ивановичем Чазовым. Расскажите, пожалуйста, как Вас судьба свела с ним?

Ш.В.И.: С Евгением Ивановичем Чазовым я был связан в профессиональной деятельности на протяжении долгих лет. Работал с ним вместе со 2 апреля 1980 г. В его обойму я попал случайно. Тогда я был ещё молодым кандидатом наук, а в ЦКБ освободилось место руководителя неврологического направления. Чазов попросил моего тогдашнего научного руководителя Евгения Владимировича Шмидта подготовить список кандидатов на неврологическое направление. Шмидт написал список из десяти фамилий, и моя по каким-то причинам оказалась обведённой красным кружком. Меня трижды вызывали, уговаривали.

Н.В.Л.: Скажите пожалуйста, работать с таким человеком, как Евгений Иванович было трудно?

Ш.В.И.: Я пришел в ЦКБ с мыслью написать докторскую, но смог это сделать спустя много лет – настолько напряженной была клиническая работа. Евгений Иванович был негласным руководителем моей диссертации и официальным оппонентом на защите. А посвятил я свою работу антитромботической терапии. Очень часто я консультировался с ним по поводу своих пациентов. Например, звоню и рассказываю, что у меня пациентка с тромбозом и маточным кровотечением. А он спокойно отвечает: «Ну матку тампонируй и вводи фибринолизин». А однажды поступил один важный пациент с подозрением на инсульт. Я Чазову докладываю: «Есть подозрение у меня, что это не инсульт». Чазов говорит: – «ладно, твоя специализация, разберешься». И уехал. И что? Интуиция меня не обманула. Оказывается, пациент накануне заглянул к родственнику в гараж и случайно вместо коньяка выпил там тормозной жидкости. Отравление, диализ.

Н.В.Л.: Что Вы можете сказать о Евгении Ивановиче Чазове в канун его 90-летия? Ш.В.И.: Евгений Иванович Чазов — это человек-эпоха, причём не только в отечественной медицине, но и в мировой. Как человек он всегда был очень внимательный, вдумчивый, умел выслушать. А вот решения принимал быстро и брал на себя ответственность. Он был крайне мобильный, архиактивный, жил в ускоренном темпе. Сотни ежедневных событий его жизни двигали вперёд и всю отечественную медицину. Это он привёз в СССР первый компьютерный томограф, первый МРТ. Он бывал на всех значимых международных конгрессах, и не в качестве слушателя, а в качестве докладчика. Живо интересовался всем, что происходит в мире медицины. Чазов отправлял врачей стажироваться и обмениваться опытом в ведущие мировые центры. Он был открыт для прогресса. Той прогрессивной медициной, которую мы имеем сейчас, мы обязаны ему.

Н.В.Л.: Владимир Иванович! У Вас большой клинический и преподавательский опыт. Что главное, что вам хотелось бы передать ученикам?

Ш.В.И.: Медицина шагнула далеко вперёд. Технологии дают нам большие возможности. Нейровизуализация на современных компьютерных аппаратах вывела нас в диагностике на новый уровень. Но без клинического мышления врач слеп, как бы ни был хорош его компьютер. Я говорю своим ординаторам. Сначала наблюдайте, говорите с пациентом, собирайте данные, потом смотрите данные диагностики. Отечественная неврология сильна именно клиническим мышлением. Это наша большая ценность. Не стоит торопиться с решением. Думайте. Сейчас все чаще молодежь занимает ответственные посты. Продолжать оставаться врачом, не превращаясь в чиновника — это вызов. Юный врач может быть очень прогрессивным, но настоящим профессионалом он становится, приобретая Опыт. Вот почему роль наставника всегда велика. Ищите своего. В неврологии невозможно стать хорошим специалистом, занимаясь только клинической работой. Постоянно читайте статьи, особенно, в международных журналах, участвуйте в конференциях, пишите статьи сами, анализируя и собирая данные, участвуйте в конференциях, обменивайтесь опытом с коллегами. Будьте открыты, растите. Смотрите вокруг – самые большие открытия нас ждут на стыке специальностей. Междисциплинарность даёт мощные результаты: уроневрология, нейрогинекология, нейроэндокринология и конечно, исследование генетических факторов – за этим будущее. Н.В.Л.: Как Вы думаете, какие проблемы в неврологии сегодня самые актуальные? Куда необходимо двигаться в ближайшем будущем?

Ш.В.И.: Самая актуальная проблема, которую неврология будет решать в ближайшем будущем – это болезнь Альцгеймера. Растёт продолжительность жизни, катастрофически растёт в мире и количество пациентов с таким диагнозом. Вторая по актуальности проблема – сосудистые заболевания. От них по-прежнему погибает слишком много людей. Неврологи и кардиологи способны не только справиться, но и предотвратить катастрофу, профилактировать ее.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.